Философия и культура

Хайдеггер: «Полевая дорога»

«Уходит она от садовых ворот к Энриду. Древние липы смотрят ей вслед сквозь Ограду, будь то пасхальное утро, все в зелени всходов, пли рождественский вечер, засыпавший снегом поля. Мимо распятия она загибается к лесу. Здесь встречает ее развесистый дуб, накрывший ветвями грубо сколоченную скамью.

Порою лежали на ней творенья великих умов, будораживших юную душу. И если сил не хватало постичь гнетущие тайны, выручала дорога. Ибо она уводила вперед, в просторы суровой земли.

Снова и снова движется мысль — в написанном слове или рожденная нами — той же стезею, что полевая дорога. Шаг мыслителя, чем отличается он от того, как идет по росе на нокос поселянин?

С годами все чаще влечет к себе дуб: в нем память о детстве. Срубленный в чаще, он доставался отцу для столярной работы. В своей мастерской тот трудился усердно в минуты, когда был свободен от службы на башне, где били часы, напоминая о том, что время идет и мы бренны.

Щепки шли детям, из них мастерили они корабли и пускали их в пруд или школьный бассейн. Как близка была плаванья цель и как скор был возврат к родным берегам. Царство снов и мечты скрывалось за каждым предметом. Руки матери, взоры ее ограждали весь мир и хранили его. А безбрежные странствия были еще впереди. Между тем, прочность дуба и запах его, нас учили: живет только то, что растет, что приносит плоды, что тянется к небу и чьи корни в землю зарылись; расцветает лишь тот, кто владеет и тем, и другим, кто видит высокое небо и кто твердо стоит на земле.

Полевая дорога знает об этом от дуба. Много знает она, но путнику шепчет лишь то, что тревожит его. Поля и луга обступают ее, каждый раз по-иному. И, однако, все остается таким, как было всегда: те же Альпы встают над лесами, те же трели свистит соловей по утрам, там, где дорога уходит в холмы, тот же запах родной струится из мест, откуда мать моя родом, тот же лесник тащит хворост к огню для ночлега, та же телега увозит зерно по дороге, те же дети срывают цветы на опушке, тот же туман застилает луга.

Простота — вот извечная тайна величья. Человеку присуща она. И незримо встает перед ним неизменного образ. Неизреченное слово нас учит: мир источает все то же богатство. Как некогда старый мудрец Майстер Экхарт сказал: до Бога был Бог.

Голос дороги слышен, пока живы люди, рожденные здесь. Они — крепостные окрестности, но не рабы обстоятельств. Напрасно люди стремятся устроить на свете новый порядок, не обращая внимания на голос дороги. И вот возникает опасность, что нынешним голос дороги станет невнятен. Шум своих аппаратов они принимают за откровение Бога. Так теряются все ориентиры. А, растерявшим их, простота недоступна. Они видят в ней лишь монотонность и злятся. Злым же на все наплевать. Простота улетучилась. Пропала тихая сила ее. Все меньше и меньше становится тех, кто умеет ценить простоту. Но эти немногие да пребудут вовеки. Именно им суждено совладать с чудовищной силой атомной бомбы, что на горе себе создали люди уменьем считать.

Голос дороги пробуждает чувство свободы и предельную ясность, разгоняя печаль. Не допускает он гнета никчемной работы, что сама себе цель, а потому — пустота.

Мудрая ясность благоухает в любую погоду и заметна даже за хмурой миной лица. Эту ясную мудрость в наших местах именуют по-своему. Кто лишен ее, тот проиграл. А рождает ее полевая дорога. В зимнюю стужу и в полуденный зной урожайного дня, весной и в осеннюю пору сходятся здесь игра и жизненный опыт, старые годы и юные дни. И шумные отзвуки встречи поглощает дорога.

Мудрая ясность — врата в бесконечность, чьи петли сковали умелые руки из тайн бытия.

От Энрида дорога идет назад к садовым воротам. Перевалив последний бугор, узкой лентой ложится она у стен городских. Светится тускло в мерцании звезд. А за дворцом видна уже башня святого Мартина. Не спеша, бьют городские часы. Старый колокол, о канаты которого натирали мозоли детские руки, дрожит от ударов. Такое врезается в память.

С последним ударом тишина становится тише. Она достигает и тех, кто пал жертвою времени в битвах двух войн, Простота становится проще. Но разве все тут застыло? Голос дороги нельзя услышать. Ты слышишь ведь душу? Слышишь мир? Слышишь Бога?

Отрекись от застывшего. Отказ — не потеря. Отказ одаряет. Он дает неизбывную силу простого. А голос дороги зовет в родные места, где дом и где предки».
 

Страницы:  <<  1  2  3  4  5  6  7  8  9  >> 

 

ЛЮБОЕ КОММЕРЧЕСКОЕ ИСПОЛЬЗОВАНИЕ МАТЕРИАЛОВ САЙТА БЕЗ РАЗРЕШЕНИЯ ПРАВООБЛАДАТЕЛЯ ЗАПРЕЩЕНО © 2012