Смысл жизни как проблема культуры

Мудрый Кант расчленил главный вопрос своей философии – что такое человек? – на три: Что я могу знать? Что я должен делать? На что я смею надеяться? Есть еще один вопрос (поставленный, правда, не Кантом, а его последователями); 3ачем я живу? Вопрос о смысле жизни важен для человека, решившего стать личностью, сознательно и ответственно определяющего свое поведение.

Самый примитивный ответ – никакого высшего смысла в нашей жизни нет, живем мы только раз, поэтому “лови момент”, предавайся, пока можешь, чувственным наслаждениям, ни о чем не думай. Так рассуждает индивидуалист, рассматривающий себя как самоцель, лишенный моральных ориентиров. Другая крайность – рассмотрение себя только как средство. “Я рассматриваю себя, – писал Фихте, – только как одно из орудий разума и уважаю, люблю себя, интересуюсь собой, лишь, поскольку я – такое орудие”10. Против такой позиции прямо возражает Н. Бердяев: “Личность есть высшая иерархическая ценность, она никогда не есть средство и орудие”11.

Возможен ли взгляд на личность как на высшую ценность в сочетании с отрицанием индивидуализма и эгоцентризма? Решение проблемы дало христианство. Образ богочеловека, обреченного на мучительную казнь и поправшего смерть – ответ на вопрос о смысле человеческого бытия. Бессмертие души, а после второго пришествия Христа и телесное воскресение обещаны верующим. “Борьба со смертью во имя вечной жизни есть основная задача человека” 12- настаивает Бердяев. С этим должен согласиться и неверующий. Стремление к бессмертию, борьба за него, может наполнить смыслом и его жизнь.

Как ничтожна по сравнению с этим программа материального благополучия, земного рая. Умолчим о гримасах и ужасах казарменного социализма, попытка осуществить который обошлась нашей стране в десятки миллионов невинно погубленных и обернулась всеобщим разорением. На Западе мечты теоретиков социализма как будто сбылись: средний рабочий и служащий живет в достатке. Нет сомнений: и наша страна достигнет со временем такого уровня жизни. Благополучие родного народа – великая цель. Но будет ли это означать, что назначение человечества достигнуто? Неужели ради этого возникала жизнь на Земле, шла органическая эволюция, развертывалась мировая история? Нет, десятки раз нет. Смысл жизни и культуры лежит не в социальной сфере, а в космической (хотя социальная сфера – основа космического бытия человека).

Здесь уместно поставить вопрос о счастье. Что это такое? Примитивный ответ – удача, счастливый случай. Выиграл крупную сумму денег – выпало счастье. Это кратковременный успех. Столь же кратковременна радость по поводу устранения какой-либо неприятности, страдания, мимолетна и радость чувственного наслаждения (сколько бы мне ни удалось повторить его). Нет, счастье не в этом. Счастье – это устойчивое переживание осмысленности и полноты бытия, постижение смысла жизни и творчество во имя него – вот счастье.

Жизнь – высшая практическая ценность. Смысл жизни – преобразование Вселенной, преодоление смерти в первую очередь. Смерть – антагонист жизни, отнюдь не неизменный ее спутник, не диалектическая (неизбежная), а контрадикторная (взаимоисключающая) ее противоположность. Жизнь пытается преодолеть смерть уже на дочеловеческом уровне: жизнь рождает новую жизнь, организм живет в своем потомстве, и человек продолжает жить в своих детях. Жизнь в семье – первое преодоление смерти.
Человек бессмертен и в создаваемой им культуре. Духовные ценности – дыхание абсолюта, вечности. Жизнь в родине, в родной культуре, в роде человеческом – другой вариант обретения бессмертия. Но этого мало: дух хочет жить не только в результатах своей деятельности, но также и в индивидуальной способности к творчеству, требует сохранения своей личности. Н. Бердяев верил в воскресение мертвых совместным творчеством Бога и человека. Н. Федоров говорил о воскрешении мертвых средствами науки: борьба со смертью “общее дело” объединенного человечества. К. Циолковский был убежден, что в грядущем люди будут “как боги” – не только мудры, но и бессмертны.

Цель религии и философии устремлены к одному – раскрыть человеку смысл бытия, которое не сводится к посюстороннему материальному благополучию. Преображение человечества – вот цель, верить в Бога – огромное подспорье в жизни. Как, однако, быть тому, кому вера не привита с детства, кем она потеряна? Выше шла речь о внеконфессиональной христианской этике. К этому следует добавить внерелигиозное философское учение о бессмертии духа как смысле жизни и культуры.

Философия – наука особого рода. Именно поэтому она смело отвечает на вопрос о смысле жизни. Философия ближе к религии и искусству, чем к науке. Наука развивается взрывоподобно (и взрывоопасно!). Философия как бы топчется на месте, И это не вина философов и не беда их, а особенность философии как особой сферы духовной деятельности. Философия в буквальном переводе означает “любовь к мудрости”, по сути отождествленная самой мудрости. Это мудрость не одного человека, а всего человечества. Мудрость не увеличивается с накоплением знаний.
 

 

ЛЮБОЕ КОММЕРЧЕСКОЕ ИСПОЛЬЗОВАНИЕ МАТЕРИАЛОВ САЙТА БЕЗ РАЗРЕШЕНИЯ ПРАВООБЛАДАТЕЛЯ ЗАПРЕЩЕНО © 2012